ГлавнаяРецензииОлаф Кюль: «Мертвые звери». Люди и звери. Путешествие немца и поляка по Сибири.

Хотелось бы рассказать о нашем кофе. Наших бариста обучает чемпион России 2005 года. Мы работаем на самой качественной смеси зерен дома Molinari с уже боле чем двухвековыми традициями...

Подробнее

Олаф Кюль: «Мертвые звери». Люди и звери. Путешествие немца и поляка по Сибири.

9 декабря 2011

Освободить Ходорковского. С этой целью отправляются в Россию герои книги «Мертвые звери», вышедшей в Германии. Там же, в Германии, снял свой документальный фильм о самом известном российском узнике кинорежиссер Кирилл Туши. «Ходорковский» произвел фурор на Берлинском кинофестивале, но прокатная судьба ленты в Отечестве оказалась печальной: запланированный на начало декабря выход на экраны фактически сорван. Почему иностранцам опальный олигарх интереснее, чем нам самим, — разбирался The New Time

Афиша фильма «Ходорковский»
Автор только что вышедшей книги «Мертвые звери» Олаф Кюль — референт правящего бургомистра Берлина Клауса Воверайта по политическим, в том числе и по русским вопросам. Собственно, этим книга и интересна, так как дает представление о том, какой видится нынешняя Россия правящей элите Германии и что для них значит российский зэк Михаил Ходорковский.

Из Берлина в Сибирь

Толчком к созданию книги стало реальное путешествие Олафа Кюля и его друга польского писателя Анджея Стасюка по Восточной Сибири, которое финансировалось Фондом Роберта Боша в рамках программы Grenzgänger**Grenzgänger, нем. — человек, часто пересекающий границу, например, как во времена ГДР и ФРГ до строительства Берлинской стены.. Стипендия фонда выдается деятелям искусства и представителям прессы, готовым «с использованием разных жанров вызвать общественную дискуссию на тему Восточной, Центральной и Южной Европы».

Сюжет лихо закручен и действительно может вызвать дискуссию. Чем-то он даже напомнил путешествие Александра Дюма по России 1858 года и знаменитую «развесистую клюкву». Но взглянуть на свою страну глазами заинтересованного европейца интересно и поучительно.

Итак, немецкий журналист Конрад уныло бредет по берлинскому бульвару Унтер ден Линден на потемкинский прием к бывшему гламурному российскому послу Владимиру Котеневу. Неожиданно у дверей посольства он испытывает сильное внутреннее потрясение, а именно: понимает, что не хочет ни черной икры, ни угрей, ни устриц, ни поросенка, ни шампанского «Луи Редерер», оплаченных автоконцерном «Порше» — ему все надоело. «Надо внутренне меняться», — говорит себе Конрад. Ему вдруг вспомнилось, как когда-то Михаил Ходорковский на выступлении в берлинском отеле «Адлон» заявил, что он не боится Путина и Путину не надо его бояться. С этого все и начинается.

Конрад не идет на прием к послу, он решает освободить российского узника № 1. Едет в Польшу к другу Анджею. Анджей — писатель, и ему тоже не хватает адреналина, ибо книжки не распродаются, он разочарован в жизни, и лишь авантюрная идея освободить Ходорковского заставляет его взбодриться.

Через интернет они выясняют все подробности будущего предприятия: ландшафт местности, подъездные пути, схему города Краснокаменска, расписание поездов и автобусов, план тюрьмы, количество вышек, высоту и состояние стен. Долго спорят, с какой поверки лучше «вынимать» Ходорковского, утренней или вечерней, и каким образом вывозить его? Нужен вертолет, значит, нужны и коррумпированные военные. Все это в России есть…

Летят до Иркутска с пересадками, как бы заметая следы. Берут для маскировки обратный билет. А сами на перекладных автобусах — в Читу. Чтобы объяснить аборигенам свой акцент, выдают себя за экстремальных туристов с Украины.

Сплошные заговоры

По дороге друзьям почему-то постоянно встречаются мертвые звери. То олени, объеденные хищными птицами, то ягненок, разодранный диким псом, то трупы бездомных собак, отравленных крысиным ядом местными активистами «Единой России», которые перед визитом президента Медведева в буддийский монастырь под Улан-Удэ решили «зачистить» территорию, дабы не портить президенту впечатление от божьего места.

Мертвечина, по мнению героя, пронизывает российскую повседневность. Страна, на взгляд Олафа Кюля, пропитана конспирологией. Свои теории заговоров выдвигают вдова, милиционер, проститутка, таксист… Китайцы полными мешками на самолетах завозят клещей, чтобы уничтожить русский лес. Американцы запускают теплолюбивых пираний в Байкал — так они хотят погубить подводное население озера. Азербайджанцы провоцируют коренных жителей на бытовые конфликты, чтобы засадить последних за решетку, а самим занять рынки. Олигархические власти воруют у простого народа деньги и нефть… Если это не описание реальности, то точная картинка состояния умов.

Не обходится, конечно, без любви, драк, погонь, смертей. И все это почти фантасмагория. Герои мужественно ночуют в спальниках в лесу, спасаются от медведя, попадают на разборки с таксистами, знакомятся с женщинами. Одна из них, бомжиха Наташа, сидела недолго за магазинные кражи в той же колонии, где и Ходорковский, а теперь «работает» проституткой по вызову в тюрьму. Наташа не любит Ходорковского, потому что тот ежедневно бреется, живет «как король» и с иронией поглядывает из окна на окружающих. Но при этом она соглашается помочь нашим героям, за что в конце концов расплачивается жизнью, а им приходится искать пути отступления.

Странности жанра

Роман со всеми его странностями можно было бы принять за пародию. Но это не пародия, а скорее незамысловатая издевка, исходящая из прямолинейного чувства немецкой правильности. Издательство обозначило жанр как «роман-путешествие». Немецкий читатель получает почти картографическое представление об Иркутске, Чите, Забайкальске и Краснокаменске. Сам автор не скрывает, что предпочитает более замысловатые жанровые формулы типа сочетания авантюрного, плутовского романа с политическим триллером. В книге и впрямь много плутовского. Хотя существует и более емкое определение этого жанра — китч.

Tote Tiere вскоре должна выйти в свет на польском языке. Российские издательства книгой пока не заинтересовались. Однако как минимум один экземпляр романа Олафа Кюля в Россию попал. Через адвокатов был отправлен Михаилу Ходорковскому с авторской надписью: «С глубоким уважением и симпатией в надежде встретиться в достойных условиях».

http://newtimes.ru

Назад